Наука крупным планом. Интервью с директором ИСЗФ СО РАН
Фото ИНЦ

В этом году звание члена-корреспондента РАН по специальности «физика атмосферы» получил Андрей Всеволодович Медведев, доктор физико-математических наук, директор Института солнечно-земной физики СО РАН. Андрей Всеволодович рассказал нам об избрании в члены РАН, а также о работе ИСЗФ и нынешних проектах института.

Как ученые попадают в Российскую академию наук?

Это сложный процесс. Не только сложный, но и запутанный. Во-первых, есть члены академии наук, их примерно 900, и члены- корреспонденты — их насчитывается около 1200. С началом процедуры выборов новых членов академия объявляет о начале приема заявлений на вакансии, определяет их количество. Затем вакансии разбиваются по различным отделениям. Я проходил по отделению наук о земле.

Также существуют отдельные вакансии для Дальневосточного отделения РАН, Уральского, Сибирского. На этих выборах в РАН была определена вакансия для Сибирского отделения на членов-корреспондентов по специальности физика атмосферы. Это как раз моя специальность. Важное условие для объявления вакансии – должно быть достаточно докторов наук с высокой квалификацией, с серьезными научными результатами, которые могут претендовать на эту вакансию. В Сибири такие ученых есть, у нас конкурс на место составил три человека. Двое авторитетных ученых из Томска и я. Итоговое голосование проходило в Москве в три тура. В первом туре я набрал 41 голос от 46 присутствующих.

Сколько длился весь процесс?

Объявление о выборах в РАН прошло в мае с момента публикации в прессе, 40 дней на подачу документов. Завершились выборы в ноябре.

Сколько лет вы в науке?

На работу в Институт солнечно-земной физики я пришел в январе 1987 года. До этого после окончания Новосибирского электротехнического института успел поработать 2 года в отраслевой науке в Новосибирске. После армии я уже не захотел возвращаться в отраслевую науку, приехал и поступил на работу в ИСЗФ.

Почему именно в этот институт?

Это ближе всего к моей специальности. Тут радиотехники хватало. Да и я в принципе интересовался научным сообществом, в том числе существовавшим в Иркутске.
Что изменилось со вступлением в Академию? У членов академии есть свои обязанности: участие в общих собраниях РАН, обсуждение общих стратегических вопросов в компетенции РАН. Также обязанность проводить научную экспертизу, экспертизу проектов, деятельности учреждений, заявок. Таких экспертиз поступает достаточно много.

Как теперь будете совмещать членство в РАН с должностью директора института?

Потихоньку работать и там, и там.

Какой научный проект сейчас самый главный в вашей жизни и жизни института?

Национальный гелиофизический комплекс РАН. К слову, я вообще не касался его, защищая свою кандидатуру на выборах в РАН. Многие, наверняка, ждали, что основной упор будет именно на него. Но я принципиально сосредоточился на том научным направлении, которым занимаюсь уже больше 10 лет, которое мне близко, и в котором достигнуты высокие результаты. Речь об иркутском радаре некогерентного рассеивания. Он позволяет исследовать волновые процессы в верхних слоях атмосферы. Значение этих волновых процессов переоценить невозможно. Они крайне труднодоступны для наземных наблюдений. На нашей уникальной установке удалось провести длительную серию наблюдений и сформулировать серьезные научные достижения. Это уже сложившийся проект.

Наука крупным планом. Интервью с директором ИСЗФ СО РАН
Фото Алексея Кривеля

Сейчас вся Сибирь ждет постройки объектом Гелиофизического комплекса, как идет строительство?

Национальный гелиофизический комплекс это общая задача института, сибирского отделения, РАН и, наконец, вообще фундаментальной науки России. Наш проект прошибает все препятствия и несостыковки при осуществлении таких крупных проектов. В этом году мы уже строим первые два объекта первого этапа комплекса. О начале строительства и о проекте в целом мы подробно писали здесь.

Напомним, что это комплекс будет состоять из нескольких объектов. В селе Торы разместится комплекс оборудования «Оптические инструменты», а в Бадарах –  «Радиогелиограф». Проект приобрел статус проекта полного инновационного цикла. Гелиофизический комплекс станет учреждением мирового уровня.

Один из объектов комплекса – оптический полигон в Торах, здесь должны строить интерферометр и камеры всего неба, а также другие установки. Как идет работа?

К сожалению, есть задержки в поставке важных комплектующих частей для основного оборудования, которое должно было прийти в августе. Задержки связаны с отказом США из-за санкций. Поставку перенесли на следующий год. Попросили перенести и сроки сдачи проекта. Оборудование теперь будем ждать из Европы, оно точно не будет хуже, даже лучше. И нет опасности, что они попадут под санкции. С Европой уже заключен контракт.

А как обстоят дела с Радиогелиографом – вторым объектом в Бадарах?

Есть, безусловно, сложности в изготовлении оборудования, ведь оно уникальное. Такое в мире не удалось осуществить никому, были попытки создания, но они пока не могут быть признаны удачными. Мы считаем, что станем в этом успешными. К концу 2020 года надеемся закончить.

Наука крупным планом. Интервью с директором ИСЗФ СО РАН
Фото Алексея Кривеля

Сколько ученых уже работает над проектом и сколько присоединятся после строительства?

Сейчас можно сказать, что все ученые института работают над этим проектом на добровольной основе в свободное время. И, конечно, нам уже пишут ученые из разных стран, желающие присоединиться к работе: из Индии, Китая, США. Но они плохо понимают уровень зарплат, которые несопоставимы даже с уровнем зарплат Китая. Но, конечно, нам потребуются новые ученые для работы на таком количестве инструментов.

До 2025 года, когда войдут в строй основные элементы НГК, нам потребуется 100 человек только научных сотрудников. И еще 400 инженерно-технического состава. Численность института до 2025 года должна быть удвоена. Дополнительные рабочие места будут и в Иркутске, будет здание большого вычислительного центра рядом с институтом. Это второй этап, пока он на низком старте, мы выполняем первый этап.

Гелиогеофизический комплекс — это новый этап в развитии института, но далеко не единственный проект ИСЗФ. О самых крупных достижения научного учреждения мы расскажем немного позже. Тем более, что в 2020 году институт будет отмечать свой юбилей.

Анастасия Украинская, Валерия Гранкина. «Иркутск Сегодня»